Новости

Уважаемые исследователи!

Предлагаем вам размещение ваших материалов на страницах нашего сайта.

Для того, что бы опубликовать статью необходимо прислать ее в Вордовском файле используя кнопку для написания сообщений модераторам. Кроме того, просим вас высылать свое резюме, которое также будет размещено на сайте.

Обращаем ваше внимание на то, что модераторы оставляют за собой право отказа в публикации, если сочтут статью написанной не на должном научном уровне. В случае, если статья будет содержать стилистические погрешности, модераторы оставляют за собой право выслать ее на переработку.

Надеемся на плодотворное сотрудничество.

Желаем творческих успехов.

Александрович Вячеслав Александрович

Александрович Вячеслав Александрович (Алексеевич) (настоящая фамилия Дмитриевский) (1886-1918) – государственный деятель.

      Член партии левых эсеров с марта 1917 г.

       Рабочий, партийная кличка «Пьер Оранж». В 1912 г. выслан в Иркутскую губернию; в 1915 г. бежал. Во время I Мировой войны вел партийную работу в подполье в Петрограде, находился в резкой оппозиции верхам правых эсеров, вследствие занятой им интернационалистической позиции. В феврале 1917 г. избран рабочими в Исполком Петроградского Совета, отстранен от работы меньшевистско-эсеровским большинством. Активно участвовал в двух революциях 1917 г. как член организации партии левых эсеров (интернационалистов), избран членом ВЦИК. Товарищ (заместитель) Председателя ВЧК, член Коллегии ВЧК и оперативной коллегии (президиума) ВЧК, заведующий отделом ВЧК по борьбе с преступлениями по должности с 21 января по 6 июля 1918 г. Твердый сторонник совместной работы с большевиками и неуклонного проведения большевистской тактики. Ф. Дзержинский говорил о нем: «…Права его были такие же, как и мои, имел право подписывать все бумаги и делать распоряжения вместо меня. У него хранилась большая печать… Александровичу я доверял вполне. Работал с ним все время в Комиссии, и всегда почти он соглашался со мною, и никакого двуличия не замечал».

      Александрович стал одним из основных участников мятежа левых эсеров в Москве. 5 июля 1918 г. направил в деревню под Москвой автомобиль для доставки в штаб отряда Д. Попова, находившегося в отпуске по болезни. Утром 6 июля 1918 г. заверил печатью ВЧК удостоверение Секретного отдела (работа по иностранному шпионажу), подготовленное Я. Блюмкиным, о полномочиях его и фотографа Комиссии Н. Андреева по ведению переговоров с германским послом в Москве; написал записку в гараж ВЧК о выделении им автомобиля; после этого получил информацию от Я. Блюмкина о решении ЦК партии левых эсеров совершить теракт над немецким послом Р. Мирбахом (как выяснилось позднее, подпись Ф. Дзержинского подделал член ЦК партии левых эсеров, а секретаря ВЧК И. Ксенофонтова – сам Я. Блюмкин). Александрович подписал удостоверение №2065 на бланке ВЧК на имя Сергея Александровича Журавлева на право проживания в Москве и ее окрестностях «как сотрудник, работающий в советских учреждениях» и заверил его печатью. (Причина составления этого документа по материалам уголовного дела не устанавливается. Так как в деле имеется дореволюционный паспорт Журавлева, то о нем известно следующее: родился в 1880 г., потомственный дворянин, инженер, работал до революции в МПС в Санкт-Петербурге). Александрович захватил с собой 544 тыс. рублей, отобранных ранее у арестованного, которые подлежали сдаче в Отдел хранилищ ВЧК. После известия об убийстве Мирбаха Александрович отправился в отряд Попова в Покровские казармы в Трехсвятительском переулке для участия в заседании ЦК партии левых эсеров. 544 тысячи рублей передал в партийную кассу. После 15 часов Александрович встретил в отряде Ф. Дзержинского, прибывшего для расследования дела об убийства германского посла и ареста террориста Блюмкина; Александрович предложил председателю ВЧК в поисках Блюмкина пойти вместе с ним, Поповым и другими чекистами в казармы, где они встретились с членом ЦК партии левых эсеров В. Карелиным, который предложил разоружить Ф. Дзержинского и его охрану; после того, как Попов вышел со всеми из казармы и обратился к солдатам и матросам с призывом поддержать левоэсеровскую акцию по убийству Р. Мирбаха, Александрович заявил Дзержинскому и другим чекистам: «По постановлению ЦК партии левых эсеров, объявляю вас арестованными». Александрович не предпринял никаких мер к освобождению Председателя ВЧК и сотрудников его охраны Беленького, Хрусталева, Трепалова и других и прекращению участия отряда в мятеже; говорил по телефону с секретарем следчасти при президиуме ВЧК Г. Левитаном и, после его настоятельной просьбы позвать Дзержинского, прервал разговор и «сердито бросил трубку». Около 18 часов Александрович в сопровождении членов ЦК партии левых эсеров прибыл на митинг в первый мартовский полк, где звучали призывы «выступать против германского милитаризма» и было официально объявлено о санкции ЦК ПЛСРО на убийство германского посла. Между 18-19 часами Александрович, находясь в штабе отряда Попова, говорил по телефону с М. Лацисом, которому заявил, что «Ф. Э. Дзержинского вызвать не может… и действует по приказанию ЦК своей партии». После 19 часов Александрович поехал на автомобиле в ВЧК на Большую Лубянку, дом 11 и приказал военному коменданту отряда Попова при ВЧК А. Жарову арестовать Лациса, предварительно описав его внешность (в коридоре Жаров арестовал М. Лациса и по инструкции Александровича отправил его в отряд Попова). Одновременно поповцы освободили арестованного на Лубянке члена Коллегии ВЧК левого эсера, заведующего хозотделом М. Емельянова. По возвращении Александрович снова направил Жарова в ВЧК для ареста начальника отряда самокатчиков Кобелева, но этого сделать не удалось. Во время перепалки арестованного М. Лациса с матросами в отряде Попова, призывавшими его расстрелять, «вышел бритый и бледный Александрович и унял их словами: Убивать не надо, отправьте дальше». Затем Александрович заявил, что готов отправиться в ВЧК, чтобы «направить ее работу». Ночью 7 июля Александрович приезжал в здание ВЧК и написал расписку, что в Президиуме получил 40 рублей. В 11 часов 30 минут 7 июля после столкновения с войсками Красной Армии, участвовавшими в подавлении мятежа, и обстрела главного штаба поповцев в Трехсвятительском переулке Александрович бежал, но был задержан.

        В газете «Известия ВЦИК» от 8 июля 1918 г. в сообщении «К аресту Александровича», в частности, говорилось: «Один из главных вдохновителей левоэсерского мятежа, бывший товарищ Председателя Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией Александрович, пытаясь бежать с Курского вокзала, переоделся, сбрил себе усы и загримировался. Однако этот маскарад не помог Александровичу укрыться от внимания дежуривших на вокзале сотрудников Чрезвычайной комиссии». Вместе с районным комитетом левых эсеров Александрович был арестован Пресненским советом. При обыске у него изъяли наличными деньгами 2644 рубля 75 копеек, 100 финских марок и расписку от 7 июля 1918 г. о получении в Президиуме Комиссии 40 рублей. Днем 7 июля Александрович дал показание члену Коллегии ВЧК В. Савинову. Ему было предъявлено обвинение в организации восстания против советской власти и аресте М. Лациса, а также в отдаче приказа об аресте члена Коллегии ВЧК Я. Петерса. В ответ на это он заявил: «Все, что я сделал, я сделал согласно постановлению Центрального комитета партии левых социалистов-революционеров. Отвечать на задаваемые мне вопросы считаю морально недопустимым и отказываюсь». Относительно 544 тысяч рублей обещал, что они будут возвращены в Комиссию, а затем написал: «…деньги мною оставлены в отряде Попова и, думаю, будут возвращены ЦК партии социалистов-революционеров. Александрович. 7.VII.18».

     В заключении по делу, подписанном тремя следователями ВЧК, «О вооруженном выступлении против советской власти и аресте членом ВЧК» указывалось, «что в числе организовавших это выступление самое деятельное участие принимал товарищ Председателя Всероссийской чрезвычайной комиссии В. А. Александрович, руководивший операциями, по приказанию которого были арестованы члены Комиссии Лацис, Трепалов и др.», в связи с чем был сделан вывод о том, что он и другие участники отряда Попова – «все они достойны высшей меры наказания».

     Вечером 7 июля 1918 г. на заседании ВЧК по делу о мятежниках из отряда Попова был вынесен смертный приговор, утвержденный ВЦИК, в отношении 12 «поповцев - участников ареста Лациса и других, разоруженных в помещении ВЧК и арестованных как разведчиков у здания Комиссии на Лубянке, а также в отношении Александровича». В ночь на 9 июля 1918 г. Александрович был расстрелян.

      Нарком по военным и морским делам РСФСР Л. Троцкий 10 июля 1918 г. заявил: «Я его знал и когда встречался с ним, никогда не спрашивал, левый он эсер или большевик. Он был авторитетный член комиссии, и это было достаточно. Эта Комиссия была одним из важнейших наших органов, боевым органом, направленным против контрреволюции. И так как контрреволюция давно уже хотела учинить покушение на графа Мирбаха, то комиссия имела свои задачи расследовать это дело, ибо мы обязаны охранять личность представителей иностранных держав, точно так же мы охраняем американских и английских послов, ибо они находятся под протекторатом государства, взявшего на себя обязанность их охранять. Покушение против представителей иностранных держав есть угроза миру и подрыв авторитета Советской власти. Александрович занимался расследованием монархических нитей заговоров против Мирбаха. Он работал рука об руку с Дзержинским, ему доверяли, и он делает эту Комиссию органом убийства графа Мирбаха, он похищает 500000 рублей и передает лево-эсеровскому ЦК на организацию восстания. Он был революционер, и мне рассказывали, что он умер мужественно, но здесь дело идет не о личной оценке, а о долге власти, которая хочет существовать. Он должен понять, что товарищ Председателя Комиссии по борьбе с контрреволюцией не может допускать превращения аппарата Советской власти в орудие восстания против нее, не может взять деньги этой власти для организации восстания, арестовать ее представителей. А он арестовал Дзержинского, своего ближайшего начальника, который доверял ему. Большего вероломства (правда, продиктованного дисциплиной партии) – большого вероломства и большего бесчестия нельзя себе представить».

     14 апреля 1998 г. в соответствии с заключением Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 14 апреля 1998 г., на основании п. 3 ст. 5 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» Александрович был реабилитирован. В заключении по поводу данного решения было указано: «…никаких доказательств совершения Александровичем каких-либо противоправных действий против советской власти и революции в деле не имеется. Сведений о подготовке террористического акта над Мирбахом Александрович не имел, а заверение удостоверения от имени Дзержинского, дающее полномочия Блюмкину и Андрееву на аудиенцию у посла Р. Мирбаха, не могут служить основанием для привлечения Александровича к уголовной ответственности и его осуждению».

 

Источник: Архив ВЧК/ Отв. Ред. В. Виноградов, А. Литвин, В. Христофоров. М.: Кучково поле, 2007. С. 663-666.

Список словарей: